ИСТОРИКО–БИОГРАФИЧЕСКИЙ  ИНТЕРНЕТ–ПРОЕКТ  ДЛЯ  ГИТАРИСТОВ–ЛЮБИТЕЛЕЙ  И  ПРОФЕССИОНАЛОВ

• ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ

• СТАТЬИ

• ДОКУМЕНТЫ

• МАТЕРИАЛЫ

Борис Николаевич Ларин

ЛАРИН Борис Николаевич, ро­дился 9 сентября 1958 года. Окончил Московский институт электронной техники, по спе­циальности инженер-электрон­щик, разработчик электронной техники. Гитарист-любитель. На гитаре играет с 14 лет – снача­ла учился самостоятельно, по­том брал уроки у К. А. Фраучи. Два года не играл из-за травмы правой руки, затем вернулся к занятиям. Сейчас публикует свои видео на ютубе, чтобы, по его словам, держать себя "в тонусе" и морально поддер­жать людей, увлеченных музы­кой и имеющих проблемы с ру­ками. Публикуемые ниже воспо­минания были напи­саны им в конце 2011 года по пожеланию гитаристов с форума terragui­tar.ru и в благодарность к их вниманию и помощи. Тогда же они появились и в его блоге в Живом журнале (http://borlarin. livejournal.com/). На нашем сай­те публикуются с согласия ав­тора.

 

 

 

 

 
 
 

 

  СТАТЬИ, ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

Уроки Камилла Артуровича Фраучи.
В гостях у Феликса Акопова.

Борис ЛАРИН

   Гитарой я увлёкся в 14 лет. Музыка достаточно часто звучала в семье, все родственники с хорошим слухом, дядя, тёзка мой, играл на баяне и всю жизнь на свадьбах подрабатывал, отец играл на аккордеоне, правда, потом забросил это дело. Как собирались все на праздник, так пели песни под баян, прямо хор Пятницкого. Мне очень нравилось. Песни русские, советские, в общем, обычный застольный набор, только мощно, на голоса и с залихватским свистом, где это нужно было. А по радио и по телевизору я время от времени натыкался на песни и романсы в сопровождении гитарных переборов и так мне это нравилось, так это было органично... Думаю, что многое из этого аккомпанемента игралось Ореховым, только я тогда про это не знал. Ещё я смотрел цикл передач, где Иванов-Крамской про свою жизнь рассказывал, и там много было гитарной музыки — тёплой, душевной. Всегда мне очень нравились латиноамериканские мелодии, правда, чисто гитарный вариант редко тогда можно было услышать, но ансамбли с другими инструментами тоже доставляли мне удовольствие. И тут мне пришло в голову, что я тоже мог бы взять этот чудный инструмент в руки и научиться играть на нём... И пошло-поехало... играю вот уже 40 лет без перерыва... То есть нет, перерыв был, когда у меня стали плохо слушаться пальцы правой руки. По профессии я инженер-схемотехник, работаю за компьютером, целыми днями мышку двигаю, и вот результат — средний и безымянный пальцы стали практически неуправляемыми. Упражнения для рук помогли только снять боли в кисти и правом плече, но мелкие движения пальцев по-прежнему выполняются с трудом. Два года не играл, не мог смириться с потерей подвижности пальцев, потом понял, что без гитары просто полная тоска, и вот уже год как снова занимаюсь.
   Попробовал на синтезаторе играть. Вроде что-то получается, но не то... совсем не то ощущение. После гитары каким-то он "бесчувственным" мне показался. Не мой инструмент, неживой, не "дышит", не "поет", не "плачет". Отставил в уголок, взял гитару в руки и начал играть двумя пальцами. Большим и указательным. Конечно, пьески попроще приходится подыскивать, на виртуозные вещи не замахиваться, но я с удивлением обнаружил, что существует очень много красивой музыки, которую я могу исполнить двумя пальцами.
   Потом я начал делать записи своей игры, а жена их оформляла в видеоролики для ютуба. Сейчас у меня их больше трех десятков.
   Мне повезло в жизни учиться у замечательного педагога Камилла Артуровича Фраучи. Если бы не он, то я бы наверняка забросил инструмент, потому что уже ощущал тупик в своём развитии. А тут мне открылись безграничные музыкальные горизонты... Альбенис, Гранадос, Бах - настоящая серьёзная музыка, которую я не мог раньше сыграть ни технически, ни духовно. И сейчас, когда в связи с травмой я здорово ограничен в выборе пьес и технических возможностях, методы работы, привитые мне Камиллом Артуровичем, позволяют всё-таки справляться с достаточно интересными произведениями. В общем, крупно повезло!

   Уроки Камилла Артуровича Фраучи.

   С Камиллом Артуровичем я познакомился практически случайно по рекомендации заведующей клубом МИЭТ (Московский институт электронной техники, который я окончил и в лаборатории которого тогда работал). Время от времени я выступал в институтской самодеятельности. Однажды завклубом спросила меня, не хотел бы я позаниматься с хорошим педагогом в Москве, и дала мне номер телефона. Это было весной 1982 года. Я решил, что надо попробовать, и позвонил. Камилл Артурович назначил мне время для просмотра, и я приехал к нему со своей гитарой. Не знаю, что он во мне тогда разглядел. Играл я ему всякую всячину типа "Тико-Тико", "Очи черные", "Сальвадор", пополам с грязью и ошибками. Техники у меня тогда нормальной не было; самоучка — он и есть самоучка. Может быть Камилл Артурович просто почувствовал, что я фанатик упёртый. В общем, не знаю причин его решения. Мне было сказано, что необходимо безоговорочно прекратить играть старые пьесы и начинать учиться заново, с "чистого листа". Что я и сделал.
   В начале нашей совместной работы я занимался у него примерно раз в неделю, позже — раз в полторы-две недели. Урок длился час или немного больше, если позволяло время. Моя дорога из Зеленограда и обратно занимала около 5 часов, так как Камилл Артурович жил на юге Москвы. Если занятие назначалось на будний день, то домой я возвращался после полуночи на одном из последних автобусов. Однако в силу молодости и непередаваемого ощущения прогресса в игре на гитаре меня это нисколько не тяготило. Пьесы для изучения он мне выбирал сам, из ведомых только ему соображений. Как сейчас помню — первыми были "Астурия" Альбениса, "Сарабанда" Баха и "Прелюдия №1" Вила Лобоса. Учили по чуть-чуть, за занятие по строчке-полторы из каждой пьесы. Со всеми нюансами. Куда пальцы ставить, как переходить из одного аккорда в другой, как плавно менять позиции. Где какой звук и как это должно быть по музыке сделано. Специально никаких технических приемов не объяснялось, целью было достижение ощущения идеального удобства в каждый момент исполнения пьесы.[1]


[1] Для отработки различных приемов техники ни гаммы, ни упражнения не использовались, только музыкаль­ный материал. Анализ игры известных музыкантов со мной не проводился.
  Постановку рук Камилл Артурович мне не менял. То ли было всё хорошо, то ли безнадёжно. Обращал вни­мание на то, чтобы левая не была излишне напряжена и по-возможности свободно висела, а не поддержива­лась плечом, чтобы при прижиме струны прилагалось только минимально необходимое усилие и использовался вес кисти, чтобы это усилие сделать ещё меньше. Отрабатывалось (на соответствующих фразах из пьес) выполнение быстрых длинных переходов из позиции в позицию за счёт укорочения последней перед пере­ходом ноты. Обращалось внимание на параллельность движения кисти во время переходов. В особо трудных случаях использовался скользящий опорный палец.
  Для правой руки обычно он мне говорил, когда нужно играть апояндо, где нужно сменить тембр. Так же, как и для левой руки, требовалось играть без напряжения ("как кошку гладить", по его словам), стремиться не увеличивать амплитуду движения пальцев сверх разумного уровня, соответствующего громкости звука, плавно, без рывков менять позиции руки. О предподготовке речи никакой не было, играл и играю по-старо­му, то есть без постановки пальца на струну. Для быстрых длинных пассажей использовалась трёхпальцевая аппликатура p-i-m-p-i-m (или p-m-i-p-m-i, если кому так удобнее). Мне это дало большой прирост скорости исполнения, потому что сам по себе задатков "скоростного" гитариста я не имею.

1 2 3 4 5
Рейтинг@Mail.ru
return_links(); ?>